О вреде бесстрашия в скалолазании

Иван был уже загнан в тупик и был обязан принимать решения быстро. Крайней точкой его страховки был болт в трех метрах ниже, и намного правей от его. Места у него для установки следующей новой точки не было, но тем не менее, он чувствовал, что что-то должно  было быть сразу над выступом горы над ним. И маршрут этот он не раз уже проходил, и заморочек в прошедший раз не было. Но сейчас все шло совершенно не так, как хотелось бы это ему. Все, что он пролез до данного места, было совершенно каким-то другим.

В позапрошлый раз он при прохождении приспустился чуть ниже и ушел на право, но в данный момент зацепы были совершенно не знакомы. Иван ощущал, как уходят от него его силы, однако так как он знал, что избавление в лице еще одного места для точки должно существовать прямо над ним, и  он продолжал свой подъем.

Он специально пролез по мизеркам к следующему выступу, но прогнозируемой трещины на месте, где он хотел ее найти, не оказалось — она была в целых  трех метрах левее. Он находился в очень неудобном положении, совсем обессилив. В данный момент рука у него соскользнула и Иван сорвался, в следствие сильно ударившись об стену тазом, еще спиной и головой. К  его счастью, зашита не подвела, и срыв ограничился ему только большими синяками и испугом.

 

 

А теперь о самом ущербе бесстрашия во время скалолазания.

Казалось бы, Иван был психологически очень даже стоек, сфокусировавшись на своей цели и отбросив отвлекающие его элементы в виде забитых мышц тела. Но такой подход вызвал глубочайший срыв и чуть не привел его к очень серьезной травме. Когда мы сами думаем о психически сильном человеке, мы видим кого-то, имеющего власть над собственным телом. Вид такого человека реально преобладает над объективной реальностью, он стремится к цели, никогда не поддаваясь желанию отступить.
Данный твёрдый, отвесный подход вынудил Ивана видеть сложившуюся обстановку такой, как бы ему этого хотелось, а не такой, какой она была в реальности. Критика ситуации тут находится в зависимости от предшествующего эксперимента. До конкретного значения это может быть здорово при принятии опасных решений, однако такие решения имеют все шансы расходиться реальными с условиями текущей сложившейся ситуации.

Именно это и приключилось тогда с Иваном. Он уже и лазил по этому маршруту ранее, и свое очередное прохождение исполнял с мыслью, что полностью хорошо понимает направление и ничего трудного его не ожидает. Правда данные догадки были не совсем верны. Данные, что он получал при прохождении маршрута, говорили, что он сильно сбился с маршрута и был уже очень уставшим для прохождения такого усиленного участка пути.

Но ум по-прежнему склонялся к сделанным оценкам, и в итоге, попав в несоразмерные к его текущему состоянию организма трудности, Иван сорвался.

 

Психологическая гибкость в данном случае, напротив, дает вам вероятность сохраниться в курсе становления ситуации. Тот прецедент, где обстановка делается стрессовой, говорит о надобности изучения новоиспеченных условий. Тест ситуации делает стресс наименее дискомфортным. Нужно согласиться со стрессом, взять его и выпустить через себя. И это требует некоторой гибкости в вашем мышлении.

Вы не стараетесь поменять обстановку так, чтоб она подходила к Вашим представлениям о ней, однако видеть ее должны такой, какова она есть в реальности. Не ум должен преодолевать реальность, а реальность над умом. Раз в секунду решая задачки, которые ставит перед вашим телом проходимый маршрут, вы освобождаете собственный ум от стресса. Но необходимо сосредоточиваться на мыслях о маршруте, и это приведет вас  к понижению гибкости. Ваша задача — элементарно взбираться.

Надеемся, что эти советы помогу т Вам!

 

Подпишитесь на RSS ленту Туристического блога и будьте в курсе новостей о туризме.Без комментариев.

Комментарии закрыты.